Ильдар Низамов (niya3) wrote,
Ильдар Низамов
niya3

  • Mood:
  • Music:

О фильмах и книгах, о знании и умении.

За два дня посмотрел два фильма. Когда я в последний раз смотрел кино? Кажется, где-то в марте-апреле, прежде чем всё закрутилось. С тех пор несколько раз пробовал досмотреть французское "Прекрасная зелёная" по совету Константина Арбенина, но не вышло. Вроде бы, тот же Арбенин и предложил посмотреть фильм 11го года 1+1 (Неприкасаемые) без дубляжа - тоже французский, смотрел с английскими сабами. Красиво, хорошо, несложно.

С Ирой в два захода посмотрели Облачный атлас. По-моему, фильм стоит пересматривать только для того, чтобы установить полную карту соответствия актёров и эпизодов (ага, агент Смит здесь сыграл убийцу, здесь тестя главгероя, а тут он где?), а больше и не зачем. Всё остальное понятно с первого просмотра, разве что кроме откровения Санме. Как символом повстанческой армии стал клон, который кроме диссидентского созерцания кино в кладовой ничем не отличился? И что же такого важного в прочтении на камеру именно этим клоном нескольких фраз из Солженицына? Мне фильм рассказал про столь любимую американцами борьбу за равные права. Все герои второго сорта: освободитель рабов, гомосексуалист, негритянка, старик, клон, дикарь. Почему-то приходит в голову - надо было остановиться на неграх из первого эпизода, ведь каждры из 36го года самые красивые, а при последующем аболиционизме цивилизация за 400 лет скатилась в трэш и угар. Фильм красивый, годный и про любовь.

Послекрушенческая история Облачного атласа тронула старую ранку. Может, так во мне проявляется соционический Максим (о, рациональнейший из рационалов!), не знаю. Мне всегда грустно слышать истории об утраченном знании, исчезнувших языках, разрушенных городах и уже-не-том-физфаке. Все эти походы хоббитов через заброшенные гномьи подземелья, путешествия стрелков к Башне в сдвинувшемся мире, дикари и провидцы из Атласа... Наверное, дело в том, что я сам так и не овладел в совершенстве чем-то, что мог бы передать дальше. Я не ощущаю себя хранителем хрупкого и полезного знания и совру, если скажу, что овладел в полной мере хоть чем-то. Поэтому истории о накопленном и утраченном (и ставшем бесполезным!) знании меня расстраивают даже больше, чем исчезновение носителей этого знания.
Ещё мне почему-то обидно, когда путь героев невозможно повторить - мосты рушатся, проводники гибнут, карты сгорают а ключи рассыпаются в замке. Словно это мне идти второй раз описанным путём =) или отправлять им следующую миссию спасателей мира при неудаче первой. А путь уже разрушен.
Обидно слышать о последних в своём роде или умении. Сам я не смогу научить детей, например, татарскому языку даже если захочу - ведь я сам не знаю этого языка, не умею на нём читать/говорить/даже петь. Но заметка о последнем живом знатоке, знающем наизусть и могущем спеть Калевалу меня так же угнетает, как путешествие по миру Кинга последнего стрелка. Его жизнь так легко может оборваться, а знания - исчезнуть, что мне его погоня за Башней кажется невероятным расточительством. Погибни он, и вероятность появления в мире следующего стрелка ненамного будет ненамного выше вероятности самозарождения жизни. Но Роланд идёт вперёд, а не ищет преемников.

Наверное, я бы тоже запрятал детонаторы подальше, как в ЖвМ у Стругацки, чтобы не совершить необратимых поступков и оставался бы Хранителем до появления героя. Как у Бредбери, заучил бы избранную книгу до наступления новых времён и новых людей. Но героев всё нет, да и передавать мне нечего. Остаётся только закрыть книгу, проснуться и жить. идти вперёд, искать случая досконально выучить нечто важное и полезное. И суметь научить этому хотя бы своих детей.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments